Александра Копецкая

Беззубое несчастье







Передо мной миниатюрная брюнетка, с тонкой кожей, огромными от страха глазами и… вставными челюстями вместо зубов. Мандраж пациентки, серое лицо, изможденный взгляд - все выдаёт в ней чрезвычайное психическое напряжение и следы нервной анорексии.
- Вы когда кушали в последний раз?
- Я почти не ем. Мне не хочется.


Специально для блога проекта Чувство покоя
14 марта 2017
- Ну что же? Лечиться будем? Профессор сказал, что уже хватит откладывать, а то он не возьмется дальше. Вы не приходите на операцию!
- Ой, я не могу… я вся мокрая, как мышь…
- И сколько раз уже сбегали?
- Три. А сейчас я три ночи не спала.

Передо мной миниатюрная брюнетка, с тонкой кожей, огромными от страха глазами и… вставными челюстями вместо зубов. Мандраж пациентки, серое лицо, изможденный взгляд - все выдаёт в ней чрезвычайное психическое напряжение и следы нервной анорексии.

- Вы когда кушали в последний раз?
- Я почти не ем. Мне не хочется.
М-да. Задачка! Может зря я приехала? Дело пахнет керосином, факт! Делаю долгий и длинный выдох. Вроде спокойнее. Ладно, начнем-с.
Ее доктор, выдающийся профессор, стоматолог-ортопед, челюстно-лицевой хирург пригласивший меня, объясняет состояние пациентки тем, что предстоит сверхсложная операция: в возрасте 32 лет у молодой женщины полностью отсутствуют зубы. Это произошло вследствие того, что она на протяжении 4 лет кормит младшего сына грудью, не обладая крепким здоровьем.

Уже в который раз ее муж ставит на уши всю клинику: операционная бригада, медсестры, хирург, анестезиолог – все прыгают и суетятся вокруг девушки, а та в буквальном смысле просто не может открыть рот. Опять отказывается от операции по установке имплантов. Да что там! Она не приходит в клинику, а если ее насильно привозит муж – сбегает! Подобная картина повторяется из раза в раз.

Сначала паническая атака. Скованная ужасом женщина не может войти в метро, и ей вызывают такси, в которое усаживают принудительно. Потом в кабинете врача она испытывает новый прилив страха и, изможденная, в предобморочном состоянии усаживается в кресло. Анестезиолог начинает работу. Инъекция, вторая, третья … без эффекта, как говорят врачи.

Оперировать нельзя давление слишком низкое, пульс слишком высокий, тошнота и неврогенная рвота и … все закончено! Финансовые потери и репутационные риски увеличиваются, и главврач делает ход конем: приглашает специалиста по саногенному мышлению, то бишь меня! Ему обещали: психолог творит чудеса, только я узнаю об этом уже перед операцией за 20 минут.

Мы встречаемся с Мариной в коридоре, где царит дикая суета, и нет никакой возможности начать работу. Она жалуется, что и сегодня не чувствует сил пережить операцию, и, скорее всего, сейчас поедет домой. Привожу ее за руку в операционную, надеваю медицинский халат и шапочку. Она располагается в кресле, а я на табуретке-таблеточке рядом.

Мне меньше 30, опыта по предоперационной подготовке у меня еще нет, пациентка не из простых... но ходить пятками назад я не привыкла! Я ж чудотворец, в конце концов! Ленка пообещала профессору, что будет круто! Ленуля-аааааа!

И под прицелом любопытных взглядов персонала, аккомпанемент гремящих инструментов и аромат йодоформа начинаю работу!
- Марина, как вы себя чувствуете?
- Я три ночи не спала.

Я беру ее за руки. Они холодеют. У нее начинается приступ: одышка, дрожь, скрип сжатых зубов.
-Вы очень напряжены. Хотите успокоиться?
Она с радостью откликается, закрывает глаза, делает вдох и замирает.
-Марина! Дышите, пожалуйста. Я здесь, я рядом. Сейчас мы установим правила. Хорошо?
Медленно кивает в знак согласия.



Она с радостью откликается, закрывает глаза, делает вдох и замирает.
-Марина! Дышите, пожалуйста. Я здесь, я рядом. Сейчас мы установим правила. Хорошо?
Медленно кивает в знак согласия.

– Итак, правило первое: придерживайтесь удобного Вам ритма работы. Темп задаете вы, а не я. Правило номер два: если общий смысл моих слов Вам ясен, выполняйте услышанное так, как вы это поняли. Не усложняйте. Если стало чуть спокойнее, значит правильно.

И, наконец, третье правило, самое трудное для выполнения, но я слежу: категорически запрещено стараться! Увижу, что вы стараетесь, останавливаемся и я жду, когда прекратиться это безобразие! Ясно?
- Как это?! Что плохого в старании…? Почему нет? Что совсем-совсем нельзя?

Марина, спрашивает меня зажмуривши глаза. Она не видит, что над ней склонился анестезиолог и пристально наблюдает за нами, точнее – проверяет меня на вшивость. Ха! Я бы тоже хотела знать: вшивая я или нет?! Сейчас мы это узнаем вместе.

- Для многих это очень сложно. Попробуйте отнестись к протекающему процессу как к самоисследованию, к игре. Балуйтесь, словно ребенок и все будет приносить удовольствие. Марина, начали…


Пациентка недоверчиво улыбается, не открывая глаз. Врач устанавливает ей пульсаксиметр. Я даю первое задание, фиксирую состояние, подбадриваю. С каждой попыткой Марине становится легче. Она как любопытный ребенок, готовый к открытиям. Сообразила!

Где-то после пятого рестарта вижу, что ее руки обмякли в моих ладонях, дыхание выровнялось, межбровная складка разгладилась, щечки порозовели и пульс стабилизировался. Анестезиолог поднял на меня глаза и тихо прошептал:
- О как! Уже насыщенно! Смотрите все сюда!

Нас по очереди обступил персонал. Много было людей вокруг, операция оказалась показательная и на ней было трое врачей из Ярославля, приехавших на опытом профессора помимо обычной операционной бригады.

Ориентируясь на восторги анестезиолога и кивки Марины об исполнении команды, забыв о времени, я прокладывала свою лоцию в теле этой молодой женщины. Меня перестало волновать справлюсь я или нет. Вот тут расслабить, вот тут взбодрить, ослабить вот тут контроль, повторить, проверяем какие мышцы еще не вышли из-под эмоционального контроля… Еще один подход!

Процедура заняла всего 12 минут вместо привычных 22... в кабинете воцаряется торжественная тишина - это победа! В знак готовности к операции больная разжимает сведенные судорогой челюсти и открывает рот.

- Марина, укольчик потерпим? – заботливо спрашивает анестезиолог.
- Делайте что хотите, доктор.

Операция пройдёт успешно: благодаря «Чувству покоя» за 4 часа при минимальной внутривенной седации будет установлено 8 имплантов! А ещё через 10 дней Марина одна, без сопровождения, приедет в клинику на метро! И без малейшего напряжения сядет в кресло… Я узнаю об этом от профессора, я в тот день ушла обедать.

comments powered by HyperComments
Рекомендуем к прочтению
© 2016 Все Права Защищены
+7 495 2013 511| info@psy21v.ru