Александра Копецкая

Непьющий алкоголик














Бизнес — это бремя. Нагрузки, которые переносит бизнесмен, требуют хорошей

физической формы. Все как в спорте. А у кого с этим дела обстоят «не очень»,

используют допинг — скажем, алкоголь. И, что характерно, применяют его с

успехом...




Специально для блога проекта Чувство покоя
28 марта 2017
Бизнес — это бремя. Нагрузки, которые переносит бизнесмен, требуют хорошей физической формы. Все как в спорте. А у кого с этим дела обстоят «не очень», используют допинг — скажем, алкоголь. И, что характерно, применяют его с успехом...

Андрей пришел не сам, его привели друзья. Друзьями только и можно назвать тех партнеров по бизнесу, которые проявляют такую человеческую заботу о собрате бизнесмене. Все как в плохом кино: трехдневная щетина, очевидная помятость, распухшее лицо, источающее крепкий аромат перегара. В свои тридцать с копейками, парень достиг многого, в том числе в области употребления спиртного. Исхудавший от «лечения» блондин не был настроен на прием у психолога. Но и сопротивляться не мог.

- Ну-с, на что жалуетесь? - спросил его Владимир Александрович.

Надо сказать, что Владимир Александрович — мой отец, учитель и разработчик Чувства покоя. А я — лабораторная лягушка, на которой Чувство покоя создавалось. Мне было 14 лет, когда технология родилась. Так что я - самый первый его потребитель и эксперт в этой области.

- Я пью. - мрачно сказал Андрей. -У меня алкоголизм.


Тот парень, что был постарше его на вид, усадил нашего алкоголика в кресло, напротив отца, попрощался и вышел вон вместе с приятелем. Мужчины, говорили мало с нами. Сочувственно вздыхали и с надеждой просили помочь привести Андрея в трезвое и рабочее состояние.

Неверие сквозило во всех их словах и жестах. Кто-то рекомендовал нас и они пришли. Не то чтобы рекомендация была достойной, скорее отчаяние было беспредельным, и на фоне остальных предложений на рынке мы видно казались более убедительными, по крайней мере проверенными кем-то, кто тоже не внушал особого доверия, а просто говорил про нас увлеченно. В общем обычный рабочий день, типичный случай, каких девять из десяти.

- Я вам не верю.- Не унимался Андрей. - Я негипнабельный, меня уже кодировали, я все равно пью. Меня уже по-всякому лечили... Несколько раз.

- Ну так вот и расскажите мне как и когда происходят срывы? И когда это началось, вы же не с рождения алкоголик? - спокойно произнес отец.

- Ну не знаю...

- Когда то же это началось... Месяц назад, два, три, полгода.

- Примерно год.- Андрей отвечал неохотно. Он действительно с трудом мог говорить. Невооруженным взглядом были видны его страдания: головная боль, слабость, тремор, одышка. Он не мог сосредоточится на разговоре.

- А что было в вашей жизни год назад? - отец сложил руки на груди и скрестил ноги под стул. Он делал так всегда, когда собирался совершить очередной профессиональный подвиг. В данном случае — оздоровить сопротивляющегося выздоровлению больного.

Мой папа - Айболит в психологии. Никогда он не отбирал пациентов. Любой возраст, пол, социальное положение, вероисповедание, но главное - любая проблема находила решение в его голове. И неважно наркоману тягу снять или подготовить к автокроссу гонщика, ребенку сдать экзамен или беременной женщине пережить утрату мужа в Чечне. Он всегда работал в режиме скорой помощи, как работает медицина катастроф.

Кого тебе и с чем привезут через пять минут неизвестно, а операционная должна быть готова и специалист должен быть готов к операции. Так учил он и меня. Никакие просьбы не действовали. Отец был неумолим и всегда хладнокровно произносил одну и ту же фразу: «Тебе принцип известен? Тогда в чем дело?»


- Год назад все было тоже самое. - Андрей не сдавался. - Я работал.

- Как? Расскажите. - папа отвернулся к окну. Это уже было признаком, что Андрей живым отсюда не уйдет. То есть наоборот. Уйти сможет тока живым, здоровым и в рабочем состоянии. Вариантов у него уже не было. Но он об этом не знал. Мне было забавно смотреть.

- Как всегда... - вся скорбь еврейского народа, отражалась на лице бизнесмена. Он решил говорить все подряд, чтоб тока не слышать вопросов психолога, который к тому ж даже не считал нужным смотреть на него и только пялился в окно. - Карьер песчаный в Украине купил. Два карьера. Один с одним партнером.

Другой с другим. А после второй выкупил совсем. А через несколько месяцев там проблема возникла. Но я ее ждал и был готов. Просто там дебеторская задолженность большая оказалась. Поручил юристам, безопасность свою подключил. Они все быстро хорошо сделали.

Там тока осталось взыскать. Правда сперва нужно на переговоры выйти. Но времени сначала не было, потом собрался поехал и … с поезда сняли, обратно отправили. Сильно выпил тогда по пути. Вот с того момента и понеслось. Запой один за другим.

- А запои как часто бывают? - папа невозмутимо продолжал глазеть в окно, там явно было интереснее.
- Да я не считал! Но я ни разу так и не доехал до места. Меня обратно отправляют.
- Сколь раз?
- Четыре.
- А вне поезда запои когда бывают?

Андрей помучился немного, покряхтел и изрек удивленно: «Да не было пока».
- Значит в поезде пьем? Ладно, заполните тест. Александра поможет.


Я выложила на стол бланки, объяснила смысл и выдала ручку. Начались «крестики/нолики» (так я называю тестирование). На его работу в тесте, папа уже изредка поглядывал и отворачивался вновь. Так отец проявлял нетерпение.

- Ну-с, посмотрим. Так говорите алкоголик? А в чем алкоголизм то?
- Я пью.
- Ну и что? Пьете вижу. А алкоголизм то где? Тяги ж нет! Нет зависимости у вас.
- Я запойный.
- Хорошо. А пить то хочется?
- Нет. Я себя заставляю.
- Так в чем алкоголизм?

По лицу Андрея было видно, он в тупике. Папа казался ему палачом-садистом, истязающим беспомощную жертву в извращенной форме с особой жестокостью. Он знал, он — пьяница. Но в тоже время, приятно же быть непьющим алкоголиком. Разумеется, борьба добра и зла в Андрее отражалась его органом коммуникации.

Лицо свое держать в узде он не мог. Мыслительный процесс протекал нецензурно, медленно и с остановками. «Б... приехал на х... . Я пью, а это козел мне рассказывает, что я б... не пьющий! Кто из нас му....к?» Весь мой мозг смеялся над этим и я отвела глаза, чтоб не обидеть его нечаянно, если взгляды наши встретятся. Я устроилась поудобнее, мне предстояло два часа развлечься.




- Андрей, вы скажите мне, вы прежде чем выпить в поезде о чем думаете, как себя чувствуете? - папа уже повернулся к блондину и примирительно смотрел ему в лицо. - Вас что беспокоит в тот момент? Опишите мне вот этот внутренний процесс.

- Да не знаю... Накатывает какая-то усталость, бессилие, апатия. Ничего не хочется. И ехать не хочется. Короче... (вздох) не знаю.

- Ладно, тест показывает, что тяги к алкоголю как таковой у вас нет. Стало быть проблема в эмоциях. Давайте разбираться. Александра подготовь орловский.

Придвигаюсь на стуле вплотную к страдальцу, выдаю папочку из пяти листиков. Как же я люблю «крестики/нолики», они похожи на шаманский ритуал. Передо мной табличка. Я зачеркиваю в ней цифирки, выбранные блондином. И теперь я знаю, о чем он думает, когда и как. Я — Вольф Мессинг!!! Хи — хи — хи . Ну не так все прозрачно, конечно...

Тенденция уже известна, этого для работы хватит с запасом. Папа бегло просматривает ключ к тесту.
- Подустали, вы от эмоций, не справляетесь. Вот с обидами совсем не справляетесь, со страхами тоже, стыд тут вылез, вот.
- Я ни на кого не обижаюсь.
- А тест заполняли честно? Это ж вы выбирали утверждения? Ваш выбор?
- Да я. Честно.

- Ну, тогда, с чем же вы не согласны? Вы же переживаете постоянно, то одно то другое. Прямо по ухабам ежедневно ездите. С обиды на страх, со страха на стыд, опять на обиду...
- Ну и что? А кто не переживает? Причем тут эмоции? Я пью.
- Но вы же не хотите.
- Я когда выпью, я расслабляюсь.
- И успокаиваетесь…Вас возможно удивит, то факт, что вы не алкоголик, но тем не менее это именно так.



comments powered by HyperComments
Рекомендуем к прочтению
© 2016 Все Права Защищены
+7 495 2013 511| info@psy21v.ru