Статья № 22
Серия публикаций, из примерно 80 - 100 статей,
по работам Юрия Михайловича Орлова,
создателя теории саногенного мышления.

просто и доступно о саногенном мышлении

Владимир Иванов

Каждому имени болезни приписывается определенный класс безопасных, опасных или смертельных заболеваний. Это присваивание классов, как правило, берется из практики научной медицины, однако некоторые врачи с явным удовольствием сообщают больному о неизлечимости некоторых заболеваний.


«Подобно тому как бывает болезнь тела,
бывает также болезнь образа жизни


Демокрит
древнегреческий философ

Каждому имени болезни приписывается определенный класс безопасных, опасных или смертельных заболеваний. Это присваивание классов, как правило, берется из практики научной медицины, однако некоторые врачи с явным удовольствием сообщают больному о неизлечимости некоторых заболеваний. Но следует учитывать, что научные прогнозы могут внедряться в сознание больного и создавать картину болезни и отношения к ней.

С такой же легкостью больной может сам создавать свой прогноз, который формирует соответствующее отношение к болезни. Это может быть как легкомысленно безразличное отношение, так и ипохондрическое отношение с явной уверенностью в неизбежности смерти. Могут звучать такие слова: "Иванов болел этим же и быстро умер! Я чем лучше Иванова? Он был здоровее меня!". А иногда человек не желает признавать свою болезнь, отрицает ее из страха перед нею, упорно продолжая считать, что врачи ошибаются, ставя пугающий его диагноз.

Если больной преувеличивает неблагоприятность и возможность летального конца, то это принято называть гипернозогнозия, а в случае преуменьшения - анозогнозией. Но и в том и в другом случае прогноз оказывает большое влияние на поведение человека. В соответствии с прогнозом может изменяться даже восприятия собственных симптомов болезни. Так язвенник может сообщать врачу о кровотечениях, которых нет, хотя на самом деле их нет.

Прогноз также может касаться и определенных методов диагностики и лечения. Агрессивные диагностические процедуры, которые причиняют страдание большее, чем симптомы болезни, могут навести больного к предположению о чрезвычайной опасности врачебного вмешательства. Некоторые лечебные мероприятия также оцениваются прогностически. Например, операция, относительно которой больной строит предположения о большой вероятности осложнений и летальности.

Чаще всего на прогноз болезни влияет страх перед вмешательством во внутреннюю среду организма, а следовательно страх смерти. Врач же, который не умеет управлять этим прогнозом может встретить неожиданное сопротивление лечению.

Например, удаление матки может связываться женщиной с полным отключением сексуальной жизни и тем самым побуждает отказаться от лечения, которое необходимо для спасения жизни. В этом случае действия врача должны быть направлены на устранение этих страхов методами психотерапии. Одним из рабочих инструментов в этом случае может стать разложение страха смерти на его составляющие методами саногенного мьшления



Прогноз формирует также внутреннюю картину болезни. Это важное понятие медицинской психологии, так как объективная картина болезни и то, как она воспринимается больным, то есть внутренняя картина, часто отличаются.

Страх и беспокойство по поводу болезни, которая не представляет опасности с одной стороны и оптимизм и уверенность больного на наиболее опасной стадии инфаркта или эйфория, предшествующая смерти, говорят именно об этом. Поэтому врачу нужно уметь соразмерять и согласовывать внутреннюю картину болезни с объективным состоянием больного.

Такое сознание влияет на поведение и выздоровление. Так порез на коже может вызвать разные реакции у человека, который безоговорочно разделяет инфекционную теорию болезней и панически боится заразиться столбняком и у того, кто вообще об этом не думает и просто заклеивает рану пластырем.

Простудившийся может предполагать, что если через каждые два часа выходя в сад и став босыми ногами "на грудь матушки сырой земли" он будет выливать на себя ведро ледяной воды, то через три дня он будет здоров. А больной, склонный к уничтожению вредного источника болезни, который проник в его организм, инфекции, может предпринять шаги, наносящие вред его здоровью намного больший, чем простуда.


Основными элементами внутренней картины болезни являются:

· ощущения больного, восприятие и переживание симптомов, то есть защитных действий собственного организма;

· эмоции, связанные с болезнью: страх, боль, тревога, депрессия, эйфория, органические ощущения;

· понимание происхождения и причин болезни, то есть концепция болезни;

· прогноз ее дальнейшего развития и надежды на выздоровление;

· схема тела и ее нарушения.

К внутренней картине болезни не относятся те психические процессы, которые порождают болезнь, то есть эмоции, которые включают патогенные реакции, составляющих физиологическую сущность болезни. Врачевание же в значительной мере состоит в том, чтобы эти психические процессы сделать осознаваемыми и включить во внутреннюю картину болезни.

Больной, понявший, что его язва есть продукт психосоматической связи его конкретной эмоции с пищеварительными реакциями желудка, совершенно иначе будет строить план своего выздоровления и иначе относиться к своей болезни.

Таким образом, то, как человек сознает свою болезнь, влияет на его поведение, на прогноз болезни и в конечном счете состояние его здоровья.




Иванов В. А.
Продолжение следует.

Психолог Владимир Иванов
comments powered by HyperComments
Рекомендуем к прочтению
© 2016 Все Права Защищены
+7 495 2013 511| info@psy21v.ru